15
Медицинская радиология и радиационная безопасность, 2015, Том 60, № 2
Введение
Необходимость представления гарантий безопас-
ного развития атомной энергетики для населения
страны является насущным требованием времени,
поскольку ряд радиационных аварий, особенного на
Чернобыльской АЭС и на японской АЭС Фукусима-1,
заставляют специалистов по защите окружающей
среды и населения с большой предосторожностью от-
носиться к введению в строй новых объектов атомной
энергетики. В условиях отечественного ренессанса
атомно-энергетического комплекса России актуаль-
но осуществление специального радиационно-гиги-
енического мониторинга в районах действующих и
строящихся АЭС. Такая информация необходима для
оценки последствий многолетней эксплуатации АЭС
и для выяснения масштабов воздействия на прожи-
вающее в их районах население и окружающую среду.
Кроме того, основными требованием общественно-
сти в современных условиях является необходимость
представления доказательных оценок гарантирован-
ной безопасности как для работающего на АЭС пер-
Н.К. Шандала
1
, И.П. Коренков
1
, В.В. Романов
2
Состояние радиационно-гигиенической обстановки в районе
размещения АЭС
N.K. Shandala
1
, I.P. Korenkov
1
, V.V. Romanov
2
Radiation Situation at the NPP Area
РЕФЕРАТ
Цель: Оценка состояния радиационно-гигиенической об-
становки в районах размещения АЭС и установление «нулевого»
фона для объектов окружающей среды.
Материал и методы: В ходе проведения радиационно-гиги-
енического мониторинга (РГМ) был разработан специальный
регламент, включающий: выбор объектов наблюдения (воздух,
почва, пищевые продукты), установление мест и периодичность
отбора проб. В 48 населенных пунктах в районах размещения
АЭС отобрано более 600 проб объектов окружающей среды и
местных пищевых продуктов, которые исследованы с примене-
нием гамма-спектрометрических, радиохимических и радиоме-
трических методов.
Результаты: Показано, что радиационно-гигиеническая об-
становка в районах АЭС остается удовлетворительной:
мощность эквивалентной дозы гамма-излучения в преде-
лах колебания естественного фона (0,08–0,15 мкЗв/ч);
удельная активность
90
Sr и
137
Cs в воде открытых водоемов не
превышает 0,04 и 0,01 Бк/л соответственно;
содержание
90
Sr и
137
Cs в местных пищевых продуктах в 100–
1000 раз ниже допустимых уровней;
содержание
90
Sr и
137
Cs в пищевых продуктах в зонах наблю-
дения АЭС такое же, как и в аналогичных пищевых продук-
тах других регионов;
максимальные годовые индивидуальные эффективные дозы
внутреннего облучения не превышают 10 мкЗв/год.
Выводы: Многолетний опыт эксплуатации АЭС (Нововоро-
нежской и Калининской) показывает, что в нормальном режиме
работы радиоактивное загрязнение мало по сравнению с есте-
ственным фоном и не оказывает значимого влияния на дозы об-
лучения населения и объекты окружающей среды.
ABSTRACT
Purpose: Radiation survey around NPPs and establishing “zero”
background for the environment.
Material and methods: In the course of radiation hygienic
monitoring, the special regulation has been developed. This regulation
includes: selection of media for surveillance (air, soil, and foodstuffs),
identification of sampling areas and frequency. In 48 settlements
around NPPs, more than 600 samples for study have been collected.
These samples were studied using gamma spectrometry, radiometry and
radiochemistry methods.
Results: Radiation and health physics situation in the areas
surrounding NPPs remains satisfactory:
gamma dose rate is within the natural background variation range
(0.08–0.15 µSv/h);
specific activity of
90
Sr and
137
Cs in water of open reservoirs does
not exceed 0.04 and 0.01 Bq/l, respectively;
concentration of
90
Sr and
137
Cs in local foodstuffs is 100 1000
times lower than the permissible levels;
concentrations of
90
Sr and
137
Cs in foodstuffs within the NPPs su-
pervision areas are the same as those in the similar foodstuffs of
other regions;
the highest annual individual effective internal doses do not ex-
ceed 10 µSv /year.
Conclusions: Long-term experience in the operating NPP
(Novovoronezh and Kalinin) shows that in case of route operation,
radioactive contamination is low in comparison with natural
background and there is no significant effect on the radiation dose to
population and environment.
Ключевые слова: зона наблюдения, объекты окружающей сре-
ды, местные пищевые продукты, население, эффективные дозы об-
лучения
Key words: surveillance area, environmental media, local foodstuffs,
population, effective dose
1
Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И.Бур-
на зяна ФМБА России, Москва. E-mail: shandala-fmbc@bk.ru
2
Федеральное медико-биологическое агентство, Москва, Россия
1
A.I. Burnasyan Federal Medical Biophysical Center of FMBA,
Moscow, Russia. E-mail: shandala-fmbc@bk.ru
2
Federal Medical Biological Agency, Moscow, Russia
РАДИАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ RADIATION SAFETY
16
сонала, так и для постоянно проживающего в зоне
влияния АЭС населения. Получение подобных оце-
нок требует проведения широкомасштабных ради-
ационно-гигиенических и эпидемиологических ис-
следований на разных этапах жизненного цикла АЭС.
Цель работы оценка состояния радиационно-
гигиенической обстановки в районах размещения
АЭС и установление «нулевого» фона для объектов
окружающей среды.
В данной работе приводятся результаты, полу-
ченные на основе многолетнего радиационно-ги-
гиенического мониторинга объектов окружающей
среды, а также характеристика облучения населе-
ния, проживающего в районах размещения трех
российских АЭС — Волгодонской, Калининской и
Нововоронежской.
Волгодонская АЭС. Проект строительства
Волгодонской АЭС был утвержден в 1979 г. Тогда же
началось строительство двух блоков, один из которых
был подготовлен к пуску в 1990 г. Однако пусковые
работы были приостановлены в связи с требованием
общественного движения. В течение почти десяти
лет Волгодонская АЭС находилась на консервации.
В 1982 гг. Институтом биофизики Минздрава СССР
(ныне ФГБУ ГНЦ ФМБЦ им. А.И. Бурназяна
ФМБА России) были начаты исследования радиаци-
онно-гигиенической обстановки в районе строящей-
ся Волгодонской АЭС [1, 2]. В марте 2001 г. состоялся
физический пуск. В настоящее время функциониру-
ют два энергоблока с реакторами ВВЭР-1000 элек-
трической мощностью в 2 тыс. МВт.
Калининская АЭС. Функционирует четыре энерго-
блока с реакторами ВВЭР-1000 электрической мощ-
ностью по 1 тыс. МВт, которые были введены в экс-
плуатацию в 1984, 1987, 2005 и 2012 гг. В 1982–1983 гг.
Институтом биофизики в районе расположения
Калининской АЭС проведены работы по оценке «ну-
левого фона». Были изучены природно-климатиче-
ские и хозяйственные характеристики прилегающих
территорий и произведена оценка радиационного со-
стояния окружающей среды [3].
Нововоронежская АЭС. На протяжении 50-летне-
го периода в эксплуатации находились пять блоков:
два несерийных реактора ВВЭР-210 (первый блок с
1964 г.) и ВВЭР-365 (второй блок с 1969 г.); 2 серий-
ных головных реактора ВВЭР-440 (третий блок с
1971 г. и четвертый блок с 1972 г.); пятый блок голов-
ной серии ВВЭР-1000 с 1980 г. В 1984 и 1990 гг. соот-
ветственно первый и второй блоки были выведены из
эксплуатации.
Исследования на Нововоронежской АЭС своди-
лись к радиационно-гигиенической оценке возник-
ших много лет назад на станции 1972 и в 1985 гг.)
нештатных ситуаций, связанных с утечкой
60
Со и
137
Cs из хранилища жидких отходов. В связи с этим
проведена оценка влияния
60
Со на окружающую сре-
ду и население, проживающее в прибрежных районах
у Дона.
На рис. 1 схематически изображены контроли-
руемые районы и районы сравнения соответственно
на Волгодонской и Калининской АЭС. Как видно
на карте, радиационно-гигиенический мониторинг
на Волгодонской АЭС проводился на контролиру-
емой территории в г. Волгодонске и четырех райо-
нах Волгодонском, Цимлянском, Дубовском и
Зимовниковском. В качестве района сравнения был
выбран Миллеровский район, расположенный от
площадки АЭС на расстоянии более 224 км в се-
веро-западном направлении с наветренной сторо-
ны. Миллеровский район был выбран по согласо-
Рис. 1. Карта-схема пунктов радиационно-гигиенического мониторинга АЭС
Калининская АЭС
Волгодонская АЭС
17
ванию с Ростовским центром госсанэпиднадзора.
Исследования на Калининской АЭС проводились в
зоне наблюдения станции – г. Удомле и Удомельском
районе, в районе г. Вышний Волочек, как контроль
влияния АЭС — в Осташковском районе сравнения.
При выборе района сравнения исходили из следу-
ющих обстоятельств:
а) сходные гигиенические характеристики:
тип почв и почвообразующих пород;
виды произрастающей растительности;
химический состав воды поверхностных водоемов
и подземных вод;
условия производства пищевых продуктов;
уровни содержания естественных радионуклидов и
(или) глобальных радионуклидов;
б) расположенность вне влияния эксплуатируе-
мой АЭС;
в) особенности медицинской помощи (обеспе-
ченность врачами, специалистами, необходимым
оборудованием и др.).
Материал и методы
Методологической основой работы был иссле-
довательский радиационно-гигиенический мони-
торинг, под которым понимается проведение ком-
плексного динамического наблюдения и контроля
параметров радиационно-гигиенической обстановки
в районах расположения АЭС [4, 5].
При проведении радиационно-гигиеническо-
го мониторинга нами разработан специальный ре-
гламент, включающий выбор объектов наблюдения
(воздух, почва, вода, пищевые продукты), установ-
ление мест и периодичности отбора проб, характер
измеряемых радиационных параметров, а также вы-
бор района сравнения [6, 7]. Указанные на рис. 1 кон-
тролируемые населенные пункты были выбраны и
утверждены в соответствии с официальными регули-
рующими документами, а также действующим регла-
ментом радиационного контроля окружающей среды
на АЭС [8–10].
В ходе радиационно-гигиенического мониторин-
га на единой методологической основе решались сле-
дующие задачи:
1) Получение в динамике необходимой, достаточной,
достоверной информации о контролируемых ра-
диационных параметрах окружающей среды.
2) Получение в динамике достаточной и достоверной
информации о содержании радионуклидов в пи-
щевых продуктах и воде.
3) Изучение структуры питания населения по мате-
риалам обследования бюджетов домохозяйств Го-
скомстатом России.
4) Оценка доз внешнего и внутреннего облучения на-
селения за счет как техногенного, так и природно-
го облучения.
5) Информирование населения о радиационной об-
становке в районе размещения АЭС.
Отобранные из контрольных точек пробы объ-
ектов окружающей среды исследовали с помощью
гамма-спектрометрического, радиохимического и
радиометрического методов [11, 12]. При гамма-
спектрометрическом анализе пробы помещались в
сосуд Маринелли объемом 0,5 литра. Минимально-
детектируемая активность для
137
Cs составляла 0,1–
0,25 Бк. Определение
90
Sr производили радиохими-
ческим методом, по оксалатной методике и методике
экстракцией моноизооктиловым эфиром метилфос-
фоновой кислоты иттрия-90. Минимально измеряе-
мая активность для
90
Sr составляла 0,1 Бк.
Всего было отобрано и исследовано более 700
проб объектов окружающей среды и местных пище-
вых продуктов в 40 населенных пунктах как в зонах
наблюдения, так и в районах сравнения, прудах-
охладителях и других прилегающих к АЭС водных
акваториях.
Результаты и обсуждение
В табл. 1 представлены сводные параметры ради-
ационно-гигиенической обстановки, сложившейся в
зонах наблюдения трех АЭС к 2013 г. Радиационно-
гигиеническая обстановка, сложившаяся в зонах
наблюдения АЭС, остается удовлетворительной и
устойчивой:
мощность эквивалентной дозы гамма-излучения
на открытой местности находится в пределах коле-
баний фона для подобных территорий;
удельная активность
90
Sr и
137
Cs в воде открытых
водоемов в пределах колебаний содержания
радионуклидов в водоемах центрального региона
России;
содержание
90
Sr и
137
Cs в питьевой воде ниже
уровня вмешательства [13] соответственно в 125
и в 250 раз; общая альфа- и бета-радиоактивность
ниже допустимых уровней, установленных норма-
тивами;
содержание
90
Sr и
137
Cs в пищевых продуктах в
100–1000 раз ниже допустимых уровней [14];
содержание
90
Sr и
137
Cs в пищевых продуктах и пи-
тьевой воде в зонах наблюдения АЭС такое же,
как и в аналогичных пищевых продуктах других
регионов страны [15–17].
Показатели радиационной обстановки, сложив-
шейся в зоне наблюдения Волгодонской АЭС, приня-
ты и зафиксированы в качестве «фоновых» на период
«начало промышленной эксплуатации». Следует за-
18
метить, что эффективные дозы за счет газоаэрозоль-
ных выбросов ВоАЭС существенно меньше, чем для
других станций [2].
При работе АЭС в атмосферу могут попадать
инертные радиоактивные газы
131
I,
54
Mn,
58, 60
Co,
90
Sr,
134, 137
Cs. Однако при нормальном режиме работы
АЭС фактический выброс указанных радионукли-
дов составляет лишь доли процентов от допустимых.
Дозы внешнего облучения населения (годовые дозы,
измеренные с помощью интегрирующих дозиметров)
в рассматриваемый период за пределами промплоща-
док АЭС практически не увеличиваются с течением
времени и не изменяются с увеличением расстояния.
Они, в основном, обусловлены местными колебани-
ями радиационного фона и радионуклидами глобаль-
ного происхождения. Таким образом, основной фак-
тор радиационной обстановки в районе размещения
АЭС суммарная эффективная доза внутреннего и
внешнего облучения на население из-за ничтожно
малого ее значения практически не поддается изме-
рению приборами и может быть оценена лишь рас-
четным путем.
В табл. 2 представлены значения максималь-
ной годовой индивидуальной эффективной дозы
облучения населения, проживающего в районах
Калининской и Нововоронежской АЭС в период
1999–2013 гг., рассчитанные с учетом фактических
радиоактивных газоаэрозольных выбросов АЭС в
атмосферу. Из анализа данных этой таблицы следу-
ет, что годовые дозы облучения населения от радио-
активных выбросов АЭС за указанный период вре-
мени значительно (на 2–3 порядка величины) ниже
имевшейся регулируемой дозовой квоты, равной 200
мкЗв/г. В настоящее время нормативная граничная
доза за счет газоаэрозольных выбросов для населения
составляет 10 мкЗв/г [18].
В табл. 3 представлены результаты расчета отно-
сительного вклада различных долгоживущих радио-
нуклидов в годовую эффективную дозу облучения на-
селения от аэрозольных выбросов АЭС. Как следует
из приведенных в табл. 2 данных, видно, что основ-
ной вклад в годовую эффективную дозу облучения
лиц из различных возрастных групп от аэрозольно-
го выброса вносят радионуклиды
60
Co,
90
Sr,
134
Cs и
Таблица 1
Сводные параметры радиационно-гигиенической обстановки в зонах наблюдения Волгодонской,
Калининской и Нововоронежской АЭС
Параметр и размерность
Волгодонская
АЭС
Калининская
АЭС
Нововоронеж-
ская АЭС
Гигиеническая оценка
Мощность эквивалентной дозы
гамма-излучения, мкЗв/ч
0,1–0,15 0,08–0,14 0,09–0,13 В пределах колебания фона данной территории
Вода открытых водоемов, Бк/л
90
Sr < 0,03 0,03 0,005 Центральный регион России (0,005–0,02)
137
Cs < 0,04 0,004 0,01 Центральный регион России (0,001–0,01)
Питьевая вода, Бк/л
Общая альфа-радиоактивность < 0,1 0,03 < 0,15 0,1 (СанПиН 2.1.4.1074-01)
Общая бета-радиоактивность 0,1–0,4 0,27 0,1 1,0 (СанПиН 2.1.4.1074-01)
90
Sr < 0,03 < 0,003 < 0,003 5,0 [13]
137
Cs < 0,04 < 0,01 0,002 11,0 [13]
Основные пищевые продукты,
90
Sr /
137
Cs, Бк/кг (л) СанПиН 2.3.2.1078-01 [14]
Хлеб 0,04 / 0,05 0,7 / 0,14 0,07 / 0,04 20 / 40
Молоко 0,04 / 0,06 0,15 / 0,17 0,06 / 0,07 25 / 100
Мясо (разных видов) 0,10 / 0,10 0,10 / 0,23 0,03 / 0,14 50 / 160
Рыба пресноводная 0,16 / 0,17 0,7 / 0,63 0,25 / 0,48 100 / 130
Картофель 0,11 / 0,11 0,16 / 0,08 0,17 / 0,17 40 / 120
Овощи и бахчевые 0,14 / 0,06 0,22 / 0,08 0,06 / 0,11 40 / 120
Индивидуальная эффективная доза, мкЗв/год
За счет поступления
90
Sr и
137
Cs с
рационом и питьевой водой
7,1 8,1 9,9
Глобальные выпадения среднем по России)
не более 10 мкЗв/г [17]
За счет газоаэрозольных выбросов
АЭС
0,04
.
10
-3
0,6 1,8
Годовая доза для населения не должна превы-
шать 10 мкЗв/г (СП АС–99) [18]
Таблица 2
Максимальные годовые индивидуальные
эффективные дозы облучения населения
за счет выбросов Калининской
и Нововоронежской АЭС, мкЗв
АЭС 1999 2000 2005 2010 2013
Калининская 0,09 0,08 0,18 0,11 0,09
Нововоронежская 0,45 0,5 0,41 0,49 0,32
19
137
Cs. Вклад
54
Mn и
58
Со в значения этой величины
не превышает нескольких процентов, т.е. пренебре-
жимо мал. По этой причине, а также принимая во
внимание постоянство относительного вклада долго-
живущих радионуклидов в суммарную активность
аэрозольного выброса, на АЭС с реакторами ВВЭР
достаточно проводить контроль поступления долго-
живущих радионуклидов в атмосферу по активности
60
Co,
90
Sr,
134
Cs и
137
Cs.
Для оценки доз внутреннего облучения населе-
ния за счет радионуклидов, поступающих с рацио-
ном человека, необходимо иметь данные о содержа-
нии радиоактивных веществ в пищевых продуктах и
о среднедушевом потреблении отдельных продуктов
питания (кг/сут, кг/г), т.е. структуру питания насе-
ления данного региона. Структура питания населе-
ния это потребление отдельных пищевых продук-
тов, входящих в семь основных пищевых групп:
1) хлебные продукты;
2) молоко и молочные продукты пересчете на мо-
локо);
3) картофель;
4) овощи и бахчевые;
5) фрукты и ягоды;
6) мясо и мясопродукты (в пересчете на мясо);
7) рыба и рыбопродукты (в пересчете на рыбу).
При расчете доз внутреннего облучения насе-
ления за счет глобальных выпадений в качестве ис-
ходных уровней потребления использована оценка
реальных диет сельского и городского населения
Ростовской, Тверской и Воронежской области. Опыт
оценки доз внутреннего облучения за счет техноген-
ных источников излучения показал, что необходи-
мым является учет реального потребления пищевых
продуктов в течение 5–10 лет. Такой подход позво-
лит сделать правильное заключение о структуре пи-
тания в изучаемом районе с учетом его характера и
динамичности.
Поступление радионуклидов с пищевыми про-
дуктами населению контролируемых территорий
Волгодонской, Калининской и Нововоронежской
АЭС, а также в районах сравнения было рассчитано
на основании фактических показателей содержания
90
Sr
и
137
Cs в пищевых продуктах, представленных в
табл. 1, и повозрастной структуры пищевого рациона.
При расчете поступления радионуклидов с ком-
понентами рациона учитывалась также питьевая
вода, потребление которой составляет (в сутки):
1,4 л для взрослых и детей в возрасте от 12 до 17
лет;
0,9 л — для детей от 7 до 12 лет;
0,7 л — для детей от 2 до 7 лет;
0,5 л — для детей от 1 года до 2 лет.
В табл. 4 и 5 приведены эффективные дозы вну-
треннего облучения населения исследуемых регио-
нов, обусловленные поступлением с рационом
90
Sr и
Таблица 3
Вклад различных долгоживущих радионуклидов
в дозу облучения различных групп населения
от аэрозольных выбросов Калининской и
Нововоронежской АЭС, %
Нуклид
Возрастная группа
1–2 года 2–7 лет 7–12 лет 12–17 лет Взрослые
Калининская АЭС
54
Mn 0,39 0,40 0,49 0,24 0,25
58
Co 0,13 0,11 0,10 0,056 0,050
60
Co 36 36 38 21 15
90
Sr 1,7 1,7 5,0 4,0 1,6
134
Cs 24 23 22 29 34
137
Cs 38 40 35 45 50
Нововоронежская АЭС
54
Mn 1,5 1,4 1,7 1,3 1,5
58
Co 1,0 0,90 0,85 0,67 0,67
60
Co 74 73 76 60 52
90
Sr 0,59 0,55 1,7 1,9 0,90
134
Cs 8,0 7,8 6,6 13 16
137
Cs 15 16 13 23 29
Таблица 4
Эффективные дозы внутреннего облучения
населения, проживающего в зоне наблюдения
Волгодонской АЭС на период начала
эксплуатации (2002 г.), мкЗв/год
Возрастная группа
137
Cs
90
Sr Всего
Население городов Волгодонска и Цимлянска
1–2 года 0,44 2,92 3,4
2–7 лет 0,42 2,28 2,7
7–12 лет 0,60 4,24 4,8
12–17 лет 0,82 5,24 6,0
Взрослые 0,90 2,08 3,0
Сельское население зоны наблюдения ВоАЭС
1–2 года 0,53 3,49 4,0
2–7 лет 0,49 2,66 3,1
7–12 лет 0,70 4,91 5,6
12–17 лет 0,95 6,11 7,0
Взрослые 1,04 2,41 3,5
г. Миллерово (район сравнения)
1–2 года 0,35 2,23 2,6
2–7 лет 0,34 1,76 2,1
7–12 лет 0,50 3,14 3,6
12–17 лет 0,67 4,27 4,9
Взрослые 0,75 1,64 2,4
Сельское население Миллеровского района сравнения
1–2 года 0,41 2,56 3,0
2–7 лет 0,38 1,97 2,4
7–12 лет 0,56 3,51 4,0
12–17 лет 0,75 4,74 5,5
Взрослые 0,83 1,82 2,7
20
137
Cs, т.е. за счет глобальных выпадений, а не работы
АЭС. Указанные дозы рассчитаны с учетом содержа-
ния радионуклидов в рационе и дозового коэффици-
ента по возрастам.
Из анализа эффективных доз внутреннего облу-
чения населения за счет глобальных выпадений сле-
дует, что:
различия в дозах облучения одинаковых возраст-
ных групп городского (города Волгодонск, Удомля
и Нововоронеж) и сельского населения незначи-
тельны и не превышают 20 %;
эффективные дозы внутреннего облучения лиц
из критической группы населения (дети от 7 до 17
лет) не превышают 10 мкЗв/г; а для взрослых лю-
дей — 7 мкЗв/г;
эффективные дозы внутреннего облучения лиц из
критической группы населения (рыбаки) пример-
но на 15 % выше, чему взрослых сельских жителей.
Практически по всем известным моделям расче-
та критическим пищевым продуктом, потребление
которого дает доминирующий вклад (свыше 80 %)
в дозу внутреннего облучения от сброса радиону-
клидов в поверхностные воды на Нововоронежской
АЭС, является рыба. Критическими пищевыми про-
дуктами, потребление которых дает доминирующий
вклад (около 60 %) в дозу внутреннего облучения на
Калининской АЭС за счет
137
Сs, являются молоко и
грибы; в отношении
90
Sr хлеб, молоко, картофель
и овощи. В зоне наблюдения Волгодонской АЭС на
период «первый год работы» в качестве критических
пищевых продуктов, за счет которых формируется
почти половина дозы внутреннего облучения за счет
137
Сs и
90
Sr, зафиксированы картофель и овощи.
Заключение
Многолетний опыт радиационно-гигиеническо-
го мониторинга показывает, что в нормальном ре-
жиме работы радиоактивное загрязнение в регионах
изученных АЭС весьма мало по сравнению с есте-
ственным фоном и практически не оказывает значи-
мого влияния на дозы облучения населения и объек-
ты окружающей среды.
Таким образом, можно сделать вывод об эколо-
гической безопасности для населения и окружающей
среды безаварийного функционирования российских
энергоблоков с реакторами ВВЭР.
В последующем планируется продолжение про-
ведения радиационно-гигиенического мониторинга
на единой методологической основе для решения
следующих задач:
сравнительная оценка рисков от факторов радиа-
ционной и нерадиационной природы, возникаю-
щих при работе АЭС;
создание банка данных по параметрам радиацион-
но-гигиенической обстановки;
оценка эффективных дозы облучения населения,
обусловленных работой АЭС в последующие годы;
оценка влияния радиоактивных выбросов и сбро-
сов АЭС на гидробиологические объекты окружа-
ющей среды (пруд-охладитель, Цимлянское водо-
хранилище, р. Дон, озера Удомельского района и
др.);
изучение структуры питания с учетом местных
особенностей потребления населением пресно-
водной рыбы.
Разрабатываемый радиационно-гигиенический
мониторинг в районах размещения АЭС:
Таблица 5
Эффективные дозы внутреннего облучения за
счет поступления радионуклидов c пищевыми
продуктами и питьевой водой населению в зонах
наблюдения Калининской и Нововоронежской
АЭС в 2013 г., мкЗв/г
Возрастные группы
137
Cs
90
Sr Всего
Калининская АЭС
Городское население, г. Удомля — 4 км от КаАЭС
7–12 лет 0,84 5,4 6,2
12–17 лет 0,97 6,1 7,1
Взрослые
1*
1,1 2,4 3,5
Взрослые
2**
2,3 2,5 4,8
Сельская местность, ЗН КАЭС– 3–25 км от КАЭС
7–12 лет 0,96 5,7 6,7
12–17 лет 1,2 6,7 7,9
Взрослые * 1,3 2,7 4,0
Взрослые ** 2,4 2,7 5,1
Рыбаки 2,9 3,1 5,6
Нововоронежская АЭС
Городское население г. Нововоронеж — 4 км от НВ АЭС
1–2 0,49 6,5 7,5
3***
/
7,0
2–7 0,48 4,5 5,4 / 5,1
7–12 0,73 8,8 9,9 / 9,6
12–17 0,79 8,2 9,1 / 8,9
Взрослые 0,90 3,3 4,3 / 4,2
Сельская местность ЗН НВ АЭС– 3–20 км от НВ АЭС
1–2 0,53 5,7 6,8 / 6,3
2–7 0,51 4,9 5,8 / 5,4
7–12 0,71 9,2 10 / 9,9
12–17 0,80 8,7 9,7 / 9,5
Взрослые 0,92 3,5 4,5 / 4,4
Рыбаки 1,14 4,0 5,3 / 5,2
*
без учета потребления грибов
**
с учетом потребления грибов
***
первая цифра оценки, учитывающие реальный вклад
60
Со в
индивидуальную дозу внутреннего облучения
21
а) должен являться необходимой частью общегосу-
дарственной системы социально-гигиенического
мониторинга;
б) должен давать своевременную объективную оцен-
ку воздействия АЭС на окружающую среду и насе-
ление;
в) может быть распространен также и на другие ради-
ационно-опасные объекты на территории страны.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Книжников В.А., Жаков Ю.А., Мельников Н.В. и со-
авт. Радиационная обстановка в районе размеще-
ния Ростовской АЭС до пуска ее в эксплуатацию.
Отчет / Институт биофизики МЗ СССР и Ростов-
ская областная санитарно-эпидемиологическая
станция МЗ РСФСР. — М., 1989, 61 с.
2. Радиационно-гигиенический мониторинг Вол-
годонской АЭС (первый год эксплуатации). Под
ред. Л.А. Ильина и М.Б. Мурина. — М.: ГНЦ–ИБФ,
2003, 50 с.
3. Книжников В.А., Жаков Ю.А., Новикова Н.Я. и со-
авт. Радиационная обстановка в районе размеще-
ния Калининской АЭС до начала ее работы. Отчет
о НИР. — М.: ИБФ МЗ РФ, 1983, 40 с.
4. Ильин Л.А., Шандала Н.К., Савкин М.Н. и соавт.
Мониторинг радиационно-гигиенической обста-
новки в районах размещения АЭС. // В кн.: «Гиги-
еническая наука и практика на рубеже XXI века».
Материалы IX Всероссийского съезда гигиенистов
и санитарных врачей, Москва, 17–19 окт. 2001 г. —
М.: МЗ РФ, 2001, Том II, С. 565–569.
5. Ильин Л.А., Шандала Н.К., Савкин М.Н и соавт.
Место и роль радиационно-гигиенического мо-
ниторинга в системе социально-гигиенического
мониторинга. // Гигиена и санитария, 2004, 5,
С. 9–15.
6. Шандала Н.К., Петухова Э.В., Иванов Е.А. и соавт.
Оценка радиационно-гигиенической обстановки
и доз облучения населения в зонах наблюдения
некоторых АЭС России. // В кн.: «Экологическая
безопасность, техногенные риски и устойчивое
развитие». Сб. научн. трудов конф. Ядерного об-
щества России, Москва, 23–27 июля 2002 г. М.:
РАН, 2002, С. 322–325.
7. Ильин Л.А., Шандала Н.К., Савкин М.Н. и соавт.
Состояние и перспективы мониторинга радиаци-
онно-гигиенической обстановки в районах АЭС.
// Бюлл. по атомной энергии, 2004, № 4, С. 56–62;
№ 5, С. 66–71.
8. Санитарные правила проектирования и эксплуа-
тации атомных станций (СП АС-99) Санитарные
правила. СП 2.6.1.27-2000. — М., 2000, 70 с.
9. Основные санитарные правила обеспечения ради-
ационной безопасности ОСПОРБ-99/2010.
10. Внедрение показателей радиационной безопас-
ности о состоянии объектов окружающей среды, в
т.ч. продовольственного сырья и пищевых продук-
тов в систему социально-гигиенического монито-
ринга. Методические указания. — М.: Минздрав
России, 2004, 24 с.
11. Методические рекомендации по санитарному
контролю за содержанием радиоактивных веществ
в объектах внешней среды. Под ред. А.Н. Марея.
М.: Институт биофизики МЗ СССР, 1980, 336 с.
12. Коренков И.П., Польский О.Г., Коренков А.П., Ти-
хомиров В.А. Руководство по методам контроля за
радиоактивностью окружающей среды. М.: Ме-
дицина, 2002, 394 с.
13. Нормы радиационной безопасности. НРБ-
99/2009.
14. Гигиенические требования безопасности и пи-
щевой ценности пищевых продуктов. СанПиН
2.3.2.1078-01 М.: ФГУП «ИнтерСЭН», 2002,
168 с.
15. Шандала Н.К., Петухова Э.В., Савкин М.Н. и со-
авт. Результаты радиационного мониторинга
в г. Москве. // Гигиена и санитария, 2001, № 1,
С. 26–30.
16. Shandala N.K., Petuhova E.V., Novikova N.Ya. et al.
Monitoring of radiation-hygiene situation in areas of
disposition of nuclear power plants. //11
th
International
Congress on the International Radiation Protection
Association, Madrid, 2004, P. 259–260.
17. Шандала Н.К., Коренков И.П., Котенко К.В., Но-
викова Н.Я. Глобальные и аварийные выпадения
137
Cs и
90
Sr. — М: Медицина, 2009, 208 с.
18. Санитарные правила проектирования и экс-
плуатации атомных станций СП АС-03. СанПин
2.6.1.24-03. — М.: 2004, 66 с.
Поступила: 12.01.2015
Принята к публикации: 04.02.2015