5
Медицинская радиология и радиационная безопасность, 2015, Том 60, № 6
Введение
Следует априорно полагать, что разработка новых
версий основополагающих нормативных документов
в области радиационной гигиены должна быть на-
правлена на повышение уровня радиационной без-
опасности без необоснованных ограничений исполь-
зования источников ионизирующих излучений.
Рассмотрим с этой точки зрения, насколько но-
вая версия ОСПОРБ-99/2010 в редакции 2013 г. [1]
превосходит ее прежнюю версию в редакции 2010 г.
[2]. Помимо тех изменений, которые непосредствен-
но не относятся к предмету настоящего сообщения,
в [1] также внесены принципиальные изменения от-
носительно обращения с радиоактивными отходами
АО), к наиболее важным из которых для ядерной
медицины относятся следующие:
1. Для идентификации отходов в качестве радиоак-
тивных отходов АО) вместо единых нормативов
введены раздельные нормативы для жидких и твер-
дых РАО. Вопрос относительно обоснованности
подобного разделения здесь не обсуждается. При
этом норматив для β-излучающих твердых РАО
(100 кБк/кг) остался прежним, для α-излучающих
твердых РАО (1 кБк/кг) он был ужесточен в 10 раз
по сравнению с прежним (10 кБк/кг). В то же время
для β-излучающих жидких РАО теперь установлен
норматив 0,5 кБк/кг .е. с ужесточением в 200 (!)
раз), как и для α-излучающих РАО (10 и 0,05 кБк/кг
соответственно).
2. Полностью из всех пунктов исключено упомина-
ние о Приложении 3 прежней версии ОСПОРБ, в
котором были указаны удельные активности ради-
онуклидов, для которых допускается неограничен-
ное использование материалов.
3. Введены в рассмотрение не три, как ранее, а четы-
ре категории твердых РАО, что вполне соответству-
ет международным рекомендациям [3].
Легко видеть, что первое и второе изменения
из этих трех будут существенно влиять не только на
уровень радиационной безопасности в ядерной ме-
дицине, но и на само существование отечественной
1
Институт медицинской физики и инженерии, Москва.
E-mail: narvik@yandex.ru
2
Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина
РАМН, Москва
3
Медицинский радиологический научный центр им. А.Ф. Цыба,
Калужская обл., Обнинск
1
Institute of Medical Physics and Engineering, Moscow, Russia.
E-mail: narvik@yandex.ru
2
N.N. Blokhin Cancer Research Center of RAMS, Moscow, Russia
3
A.F. Tsyb Medical Radiological Research Center, Kaluga reg.,
Obninsk
РАДИАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ RADIATION SAFETY
Б.Я. Наркевич
1,2
, С.В. Ширяев
2
, В.В. Крылов
3
ПОВЫШАЕТ ЛИ НОВАЯ ВЕРСИЯ ОСПОРБ-99/2010 УРОВЕНЬ
РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ЯДЕРНОЙ МЕДИЦИНЕ?
B.Ja. Narkevich
1,2
, S.V. Shiryaev
2
, V.V. Krylov
3
Does the New Version OSPORB-99/2010 Increase Radiation Safety
in Nuclear Medicine?
РЕФЕРАТ ABSTRACT
Рассмотрено влияние нормативов по сбросу жидких радио-
активных отходов АО), установленных последней версией
ОСПОРБ-99/2010 в редакции 2013 года, на состояние радиаци-
онной безопасности в радионуклидной диагностике in vivo, ра-
дионуклидной диагностике in vitro и в радионуклидной терапии.
Показано, что новая версия ОСПОРБ устанавливает существен-
но более жесткие нормативы для жидких РАО без какого-либо
радиобиологического или радиоэкологического обоснования.
Новые нормативы приводят к неоправданным экономическим
затратам и (или) к снижению пропускной способности отделе-
ний радионуклидной терапии без какого-либо повышения уров-
ня радиационной безопасности для населения и окружающей
среды, но со снижением того же уровня для персонала. Кроме
того, новая версия ОСПОРБ противоречит ряду отечественных
нормативных документов и международных рекомендаций.
The effect of the regulations established in the latest version
of OSPORB-99/2010, edition of 2013, of the discharge of liquid
radioactive waste (RW), radiation safety in radionuclide diagnostics
in vivo, radionuclide diagnostics in vitro, and in radionuclide therapy
was studied. It is shown that the new version of OSPORB sets much
more stringent standards for liquid radioactive waste without any
radiobiological or radioecological ground. New regulations lead to
unnecessary economic costs and (or) reduces bandwidth of radionuclide
therapy departments without increasing the level of radiation safety
for the population and the environment, while decreasing radiation
safety for staff. In addition, the new version of OSPORB contradicts a
number of domestic regulations and international recommendations.
Ключевые слова: новая версия ОСПОРБ-99/2010, ядерная медици-
на, радиационная безопасность
Key words: new version OSPORB-99/2010, nuclear medicine, radiation
safety
6
ядерной медицины. Дело в том, что по всем трем на-
правлениям ядерной медицины, а именно в радиону-
клидной диагностике in vivo (РНД), радионуклидной
диагностике in vitro (РИА) и радионуклидной терапии
(РНТ), все работы проводятся с открытыми радиону-
клидными источниками с неизбежным образованием
жидких РАО, и новые нормативы будут решающим
фактором влияния для существования и развития
ядерной медицины в России.
Радионуклидная диагностика
in vivo
Данное направление ядерной медицины основа-
но на введении в организм пациента того или иного
диагностического радиофармпрепарата (РФП) с по-
следующей визуализацией пространственно-времен-
ного распределения РФП в организме методами пла-
нарной сцинтиграфии, ОФЭКТ и ПЭТ. Отметим, что
95–98 % всех радиодиагностических исследований in
vivo проводится в амбулаторном режиме. Другая осо-
бенность этих исследований образование сравни-
тельно большого объема низкоактивных жидких РАО
в виде радиоактивной мочи от исследуемых больных.
При этом примерно 30–40 % от введенной активно-
сти РФП пациент выделяет, еще находясь в стенах
подразделения РНД, поскольку перед измерениями
его всегда посылают помочиться в туалет для больных
для исключения наложения изображения мочевого
пузыря с радиоактивным содержимым на изображе-
ния находящихся в той же области тела других ана-
томических структур. Но остальную часть введенной
активности пациент уносит внутри своего тела до-
мой, где постепенно выделяет радиоактивную мочу в
городскую хозяйственно-бытовую канализацию.
Описанная ситуация формально противоречит
требованиям как [1], так и [2], поскольку удельная ра-
диоактивность мочи, испускаемой в туалете для боль-
ных, составляет от (2 – 5) ×10
5
кБк/кг, а общий объем
подобных жидких РАО в подразделении РНД даже
средней мощности (20–30 пациентов в день) превы-
шает 300 – 400 л в день основном, это РАО с
99m
Tc и
123
I, реже с
111
In,
67
Ga,
18
F,
75
Se,
201
Tl). В соответствии
с п. 3.12.10 обеих версий ОСПОРБ такие жидкие РАО
относятся к среднеактивным, причем для ряда из них
в документе [1] установлены критерии отнесения к
ЖРО, в связи с чем формально требуется организо-
вывать сбор этих РАО в системе спецканализации.
Тем не менее, в отечественных подразделениях РНД
этого никто не делает по следующим двум причинам:
1) наибольшая доля введенной активности поступа-
ет в городскую хозяйственно-бытовую канализацию
не от медицинского учреждения, а из коммунальной
сети той же системы канализации от амбулаторных
пациентов, находящихся у себя дома после радиону-
клидного исследования; 2) активность в составе сточ-
ных вод из обоих мест своего поступления подвер-
гается сильнейшему разбавлению на своем пути по
стокам и коллекторам до городской станции аэрации,
особенно в городах-миллионниках. Обе эти причины
приводят к тому, что сбор радиоактивной мочи теряет
всякий смысл не только в домашних условиях каж-
дого пациента, но и в клинике, где этот пациент про-
ходил радионуклидное исследование.
Есть и еще одно обстоятельство, способству-
ющее сохранению статус-кво с отсутствием сбора
радиоактивной мочи как в клиниках, так и дома.
Практически все диагностические РФП метят радио-
нуклидами, распадающимися с испусканием только
γ-излучения без эмиссии β-частиц. К ним относятся,
прежде всего,
99m
Tc (до 80 % всех радионуклидных ис-
следований), а также
123
I,
67
Ga,
111
In,
113m
In,
199
Tl,
201
Tl
и др. Поэтому радиоактивная моча с такими РФП не
попадает под действие табл. 3.12.1 в [1], где «чистые»
γ-излучающие радионуклиды просто проигнориро-
ваны. Иначе говоря, такую γ-радиоактивную мочу
в соответствии с [1, 2] формально можно вообще не
считать жидкими РАО.
Легитимность данной ситуации подтверждается
наличием пункта 3.14.5 в методических указаниях
[4], в соответствии с которыми наличие спецканали-
зации в подразделениях РНД in vivo не требуется, в
том числе и в ПЭТ-центрах, а все жидкие РАО можно
спускать непосредственно в хозяйственно-бытовую
канализацию, но в противоречии с действовавшим
тогда ОСПОРБ-99, пп. 3.12.10 и 3.12.11.
По-видимому, совокупность всех перечисленных
здесь причин обусловливает факт умолчания в доку-
ментах [1, 2] относительно ситуации с жидкими РАО
в отечественной радионуклидной диагностике in vivo.
Данное обстоятельство весьма удобно для действую-
щих подразделений РНД, т.к. не вынуждает их идти
на неоправданные экономические затраты по созда-
нию и эксплуатации систем спецканализации, кото-
рые реально не повысили бы уровень радиационной
безопасности для пациентов, персонала, населения и
окружающей среды.
Таким образом, появление новой версии
ОСПОРБ-99/2010, к счастью, пока практически не
влияет на уровень радиационной безопасности и
сложившуюся практику обращения с жидкими РАО
в отечественных подразделениях РНД in vivo, хотя и
добавляет некоторую долю неопределенности в ле-
гитимность применения основного нормативного
документа [4] в РНД методических указаний МУ
2.6.1.1892–04.
Радионуклидная диагностика
in vitro
Данное направление ядерной медицины основа-
но на измерении методом радиоиммунного анализа
7
(РИА) содержания целого ряда биологически актив-
ных соединений (гормонов, ферментов, опухолевых
маркеров и т.д.) в отобранных у пациентов пробах ве-
нозной крови. Как и в РНД in vivo, при РИА также об-
разуются жидкие РАО в виде сливаемой из пробирок
несвязанной радиоактивности, доля которой обычно
составляет 20–40 % от залитой в каждую пробирку
активности
125
I. Организация работ в РИА до появле-
ния нормативного документа [5] базировалась только
на Приложении 4 к НРБ-99/2009 [6], где для
125
I была
указана МЗА = 1 МБк, с учетом того, что реально на
рабочем месте при РИА находится активность не бо-
лее 200–500 кБк
125
I.
До появления методических указаний [5] вопрос
о сборе жидких РАО в подразделениях РНД in vitro
разных лечебно-диагностических учреждениях реша-
ли различным образом – от непосредственного сбро-
са жидких РАО в хозяйственно-бытовую канализа-
цию с учетом непревышения минимально значимой
активности (МЗА) для
125
I до сбора РАО во флаконах
и передачи их на захоронение в специализированную
организацию. В методических указаниях [5] жидкие
РАО предписывается спускать в обычную канализа-
цию с предварительным разбавлением (не менее 1 л
воды на 20 пробирок), тогда как в соответствии с но-
вым нормативом 0,91 кБк/кг для
125
I при разведении
потребуется уже 110 л воды на 20 пробирок. И хотя в
п.7.5. говорится не о разбавляющей воде, а о дезин-
фицирующей жидкости, сути дела это не меняет. В
реальности практически во всех отечественных под-
разделениях РНД in vitro жидкие РАО теперь сливают
непосредственно в канализацию, учитывая их раз-
бавление на несколько порядков на пути к станции
аэрации. Такой подход вполне отвечает элементар-
ному здравому смыслу, особенно в случаях, когда in
vitro и in vivo исследования проводятся в одном и том
же подразделении ядерной медицины, где радиоак-
тивная моча от больных (сотни МБк) смешивается в
одной и той же канализации с жидкими РАО от in vitro
исследований (всего лишь десятки кБк).
Практически всегда РИА проводится с набора-
ми, где в качестве радиоактивной метки использует-
ся радиоизотоп йода
125
I. Как и аналогичные метки в
РНД in vivo,
125
I также не относится к β-излучающим
радионуклидам, поскольку он распадается путем за-
хвата орбитального электрона, после чего возникает
только низкоэнергетическое фотонное излучение.
То есть опять же РАО с
125
I не попадают под действие
табл. 3.12.1 в [1], и формально такие отходы не следу-
ет считать жидкими РАО.
Если же считать отходы с
125
I жидкими РАО, то
документ [5] формально противоречит требова-
ниям как [1], так и [2], поскольку в обеих версиях
ОСПОРБ указано, что запрещается разбавление жид-
ких РАО с целью снижения их активности (см. пункт
3.12.17). Кроме того, в [1] ликвидирована ссылка на
Приложение 3 документа [2], тогда как методические
указания [5] базируются именно на этой ссылке.
Учитывая общее состояние неопределенности с
[5] и более низкий юридический статус методических
указаний [5] по сравнению с [1], следует сделать вы-
вод о негативном влиянии новой версии ОСПОРБ
на ситуацию с правомерностью проведения проце-
дур РИА по установившейся в течение многих лет
технологии.
Радионуклидная терапия
Данное направление ядерной медицины ос-
новано на введении в организм больного β- или
α-излучающего РФП, позволяющего создать в пато-
логических очагах терапевтическую дозу внутреннего
облучения.
Радионуклиды
89
Sr,
153
Sm и
188
Re используются
для паллиативной обезболивающей терапии костных
метастазов рака предстательной и молочной желез.
Поскольку
89
Sr является «чистым» β-излучателем
без эмиссии γ-квантов, то он давно уже разрешен к
амбулаторному применению как за рубежом, так
и в России. При этом вопрос сбора и хранения на
распад радиоактивной мочи со
89
Sr в [1], как и при
РНД in vivo, снова оставлен под умолчанием, хотя
в отличие от γ-радиоактивной мочи от диагности-
ческих РФП, здесь мы имеем дело с «полноценны-
ми» β-излучающими среднеактивными жидкими
РАО. После появления нормативного документа
НРБ-99/2009 [6] с содержательным разделом меди-
цинского облучения, под тот же статус разрешенно-
го амбулаторного режима смогли попасть и другие
остеотропные терапевтические радионуклиды
153
Sm
и
188
Re. Для этих трех радионуклидов в [1] также
установлены критерии отнесения к ЖРО. Но полу-
чаемая в курсе РНТ радиоактивная моча характе-
ризуется существенно более высокими значениями
удельной радиоактивности, чем это регламентиру-
ется в Приложении 5 новой версии ОСПОРБ. Тем
не менее, как и со
89
Sr, нет никаких ограничений и
практических рекомендаций по сбору радиоактивной
мочи от больных, проходящих в амбулаторном режи-
ме курсы радионуклидной терапии с
153
Sm и
188
Re,
хотя формально данная ситуация в соответствии с [1]
требует сбора и хранения в домашних условиях и по-
следующего удаления всей собранной радиоактивной
мочи на станцию очистки жидких РАО в центре РНТ.
Вполне очевидно, что перечи сленные процедуры ре-
ализовать в реальной жизни невозможно.
Однако основное количество процедур РНТ в
России и за рубежом производится с
131
I для лечения
больных гипертиреозом и дифференцированным ра-
8
ком щитовидной железы. Обычно после перорально-
го введения
131
I пациентов госпитализируют в стацио-
нар с пребыванием на закрытом режиме в «активных»
палатах в течение 2–4 суток в зависимости от введен-
ной активности и типа заболевания. Образующиеся
жидкие РАО из «активных» палат поступают в систе-
му спецканализации в соответствии с СанПиН [7].
Обычно такая система содержит несколько баков-
накопителей, где РАО с
131
I выдерживаются с целью
снижения удельной радиоактивности до значения,
регламентированного в отечественных нормативных
документах. До появления новой версии ОСПОРБ
мощность станции спецочистки рассчитывалась ис-
ходя из норматива 100 кБк/кг, указанного в прежней
версии ОСПОРБ [2] и в прежних санитарных прави-
лах [8]. Однако с принятием документа [1] норматив
для
131
I был ужесточен в 160 раз до 0,62 кБк/кг.
Для действующих подразделений РНТ это об-
условливает необходимость модернизации станций
спецочистки путем монтажа новых дополнительных
баков, в которых отходы будут находиться на распа-
де существенно более продолжительное время (до 4
месяцев), чем ранее. При невозможности же такого
монтажа (отсутствие финансирования, ограничен-
ность рабочей площади станции) придется снижать
поток пролечиваемых больных. Возрастание про-
должительности выдержки на распад приведет к не-
оправданному увеличению дозы профессионального
облучения персонала, занятого эксплуатацией стан-
ции спецочистки жидких РАО, вследствие более про-
должительного времени контакта персонала с систе-
мой спецканализации.
Катастрофическое ужесточение норматива по
сбросу в [1] сразу в 160 раз не имеет никакого внятно-
го научного обоснования, поскольку в отечественной
литературе по радиоэкологии и радиационной ги-
гиене отсутствуют соответствующие разъясняющие
публикации. В единственной работе [13], посвящен-
ной вопросу краткой истории создания норматив-
ного документа [1], подобные научные разъяснения
отсутствуют. Решение об ужесточении нормативов
для жидких РАО ведет к совершенно неоправданным
экономическим затратам и (или) к снижению про-
пускной способности отделений РНТ без какого-ли-
бо повышения уровня радиационной безопасности
для населения и окружающей среды, но со снижени-
ем того же уровня для персонала.
Новая версия ОСПОРБ и другие
нормативные документы
В отличие от ранее существовавших версий
ОСПОРБ, в [1] не указывается, какие именно дру-
гие нормативные документы подлежат коррекции
или даже отмене в связи с новыми нормативами для
жидких РАО. Единственным исключением стали
«Санитарные правила обращения с радиоактивными
отходами (СПОРО-2002)» [8], куда в соответствии с
[1] были внесены изменения № 2 с новыми нормати-
вами для жидких РАО [9].
Проведенный выше анализ уже показал наличие
противоречий требований [1] пока еще действую-
щим нормативным документам [4, 5, 7]. Но, что еще
более удивительно, требования [1] не соответствуют
и НРБ-99/2009 [6], т.е. документу с более высоким
юридическим статусом. В частности, для
131
I в НРБ-
99/2009 указан норматив по минимально значимой
удельной активности (МЗУА), равный 100 кБк/кг.
Конечно, величины МЗУА в НРБ и критерии ЖРО в
ОСПОРБ имеют принципиально различный смысл
и различные области практического применения.
Однако в обоих документах отсутствуют какие-ли-
бо внятные рекомендации по практическому при-
менению этих величин в той или иной ситуации. Об
устранении указанного противоречия авторы новой
версии ОСПОРБ никак не озаботились.
Что касается несоответствия требований [1]
международным рекомендациям, то и здесь имеются
противоречия. В частности, в [10] для
131
I указан нор-
матив 10 кБк/кг, в отличие от норматива 0,62 кБк/кг
в новой версии ОСПОРБ. В рекомендациях [11, 12]
вообще указывается, что проектирование, строитель-
ство и эксплуатация станций спецочистки жидких
РАО в подразделениях РНТ экономически нецелесо-
образны, т.к. не обеспечивают повышения уровня ра-
диационной безопасности, т.е. не соответствуют из-
вестному принципу ALARA. Это означает, что МКРЗ
и МАГАТЭ не только не видят необходимости в ка-
ком-либо ужесточении рекомендаций по сбросу от-
ходов с
131
I в общую канализацию, но и вообще при-
держиваются мнения о разумности и допустимости
подобного сброса без какой-либо выдержки жидких
РАО на распад. В соответствии с основными концеп-
циями деятельности МКРЗ и МАГАТЭ указанные
рекомендации жестко не навязываются, и вопрос о
целесообразности выдержки на распад жидких РАО в
подразделениях РНТ предлагается решать в соответ-
ствии с национальным законодательством по радиа-
ционной безопасности.
В работе [13] кратко изложена история разработ-
ки и принятия новой версии ОСПОРБ. При этом от-
мечается, что инициаторами ужесточения нормати-
вов для жидких РАО выступали Минприроды России,
Госкорпорация «Росатом», Ростехнадзор и Институт
безопасного развития атомной энергетики РАН,
тогда как Роспотребнадзор, ФМБА России и Санкт-
Петербургский НИИ радиационной гигиены им.
проф. П.В. Рамзаева выступали за сохранение преж-
них нормативов. К сожалению, возобладала консер-
вативная точка зрения, в результате чего и появились
9
нормативные документы [1, 9]. Однако, как уже ука-
зывалось выше, в отечественной литературе отсут-
ствуют какие-либо разумные обоснования принято-
го решения об ужесточении нормативов для жидких
РАО как вообще в радиоэкологии, так и, в частности,
в ядерной медицине, в связи с чем эти нормативы
следует считать научно необоснованными. В работе
[13] из Санкт-Петербургского НИИ радиационной
гигиены им. проф. П.В. Рамзаева Роспотребнадзора
также отмечается, что «введение волюнтаристского
определения жидких радиоактивных отходов следует
признать неоправданным».
Выводы
1. Наличие кардинальных противоречий в но-
вой версии ОСПОРБ с целым рядом отечественных
и международных нормативных документов и реко-
мендаций показывает слабую профессиональную
проработку требований документа [1] его авторами, а
совершенно нелепый по величине разрыв между ста-
рыми и новыми нормативами (до 160 раз для
131
I и до
200 раз для других радионуклидов) наводит на мысль
о конъюктурном, а не научном, характере принятых
изменений.
2. Противоречивость требований [1] методиче-
ским указаниям [4, 5, 7] и, в определенном смысле,
Нормам НРБ-99/2009 [6], а также неопределенность
приоритетов того или иного документа в оценке
уровня радиационной безопасности могут привести к
произволу в правоприменимости различных норма-
тивов при контроле подразделений ядерной медици-
ны органами Роспотребнадзора и Ростехнадзора.
3. Особенно выражено негативное влияние новой
версии ОСПОРБ на работу подразделений радиону-
клидной терапии, вынужденных прибегать к неоправ-
данным экономическим затратам без повышения
уровня радиационной безопасности для пациентов,
населения и окружающей среды при одновременном
реальном снижении уровня радиационной безопас-
ности для персонала этих подразделений.
4. Проанализированная здесь ситуация обуслов-
ливает необходимость отмены необоснованных
нормативов по жидким РАО, а также разработки
отдельного нормативного документа (желательно
СанПиНа) по обращению с жидкими РАО в подраз-
делениях радионуклидной диагностики in vivo, in vitro
и радионуклидной терапии. Гигиенические требова-
ния по обеспечению радиационной безопасности в
этом документе должны быть гармонизированы, пре-
жде всего, с НРБ-99/2009 и с международными реко-
мендациями, а также должны отвечать сложившейся
многолетней практике отечественной и зарубежной
ядерной медицины.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Основные санитарные правила обеспечения ра-
диационной безопасности ОСПОРБ-99/2010. СП
2.6.1.2612-10. ред. изменений 1, утв. поста-
новлением Главного государственного санитарно-
го врача РФ от 16.09.2013 № 43).
2. Основные санитарные правила обеспечения ра-
диационной безопасности ОСПОРБ-99/2010. СП
2.6.1.2612-10.
3. IAEA. Classification of Radioactive Waste: Safety
Guide. STI/PUB/1419. Vienna: International
Atomic Energy Agency, 2009.
4. Гигиенические требования по обеспечению ради-
ационной безопасности при проведении радиону-
клидной диагностики с помощью радиофармпре-
паратов. МУ 2.6.1.1892-04.
5. Обеспечение радиационной безопасности при
проведении радионуклидной диагностики метода-
ми радиоиммунного анализа in vitro. МУ 2.6.1.2808-
10.
6. Нормы радиационной безопасности НРБ-99/2009.
СанПиН 2.6.1.2523-09.
7. Гигиенические требования по обеспечению ради-
ационной безопасности при проведении лучевой
терапии с помощью открытых радионуклидных
источников. СанПиН 2.6.1.2368-07.
8. Санитарные правила обращения с радиоактивны-
ми отходами СПОРО-2002. Изменения и дополне-
ния № 1 к СП 2.6.6.1168-02. СанПиН 2.6.6.2796-10.
9. Изменения 2 в СП 2.6.6.1168-02 «Санитарные
правила обращения с радиоактивными отходами
(СПОРО-2002)».
10. Применение концепций исключения, изъятия и
освобождения от контроля. STI/PUB 1202. – Вена,
Международное агентство по атомной энергии,
2006.
11. Release of Nuclear Medicine Patients after Therapy
with Unsealed Sources. ICRP Publication 94. // An-
nals of ICRP, 2004, 34, No. 2, P. 1–80.
12. Обращение с радиоактивными отходами перед
захоронением. STI/PUB/1368. Вена, Междуна-
родное агентство по атомной энергии, 2010.
13. Романович И.К., Барковский А.Н. О новых крите-
риях отнесения отходов к радиоактивным и об из-
менениях, внесенных в ОСПОРБ-99/2010 и СПО-
РО-2002. // Радиационная гигиена, 2014, 7, 1,
С. 30–35.
Поступила: 16.04.2015
Принята к публикации: 28.10.2015