30
Медицинская радиология и радиационная безопасность, 2016, Том 61, № 3
С момента крупномасштабной катастрофы на
Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС)
прошло 30 лет. Этот временной интервал достаточен
для подведения итогов ликвидации медицинских по-
следствий аварии. На начальном отрезке он вклю-
чает в себя оказание медицинской помощи лицам,
пострадавшим в аварийной ситуации с развитием
острых лучевых поражений, направленное не только
на спасение их жизней, но и на минимизацию послед-
ствий и, по возможности, сохранение их трудоспособ-
ности, качества жизни в отдаленные сроки, а также
меры по ограничению лучевого воздействия на другие
категории лиц жителей загрязненных территорий,
участников ликвидации последствий аварии. В более
поздние сроки целью проводимых медицинских ме-
роприятий являлось недопущение сокращения жизни
всех групп пострадавших за счет раннего выявления
и адекватного лечения отдаленных последствий об-
лучения развития онкологических заболеваний.
Накопленные за этот период сведения достаточны для
проведения анализа адекватности мер по преодолению
и минимизации медицинских последствий аварии,
Федеральный медицинский биофизический центр им. А.И.Бур-
на зяна ФМБА России, Москва. E-mail: igalstyan@rambler.ru
A.I. Burnasyan Federal Medical Biophysical Center of FMBA,
Moscow, Russia. E-mail: igalstyan@rambler.ru
А.К. Гуськова , В.И. Краснюк, И.А. Галстян, Н.М. Надежина
30 ЛЕТ АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС:
ОПЫТ ЛИКВИДАЦИИ МЕДИЦИНСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ
A.K. Guskova , V.I. Кrasnyuk, I.A. Galstyan, N.M. Nadejina
30 Years of Chernobyl NPP Accident:
Experience of Mitigation of Medical Consequences
РЕФЕРАТ ABSTRACT
Тридцать лет – интервал времени, позволяющий объектив-
но оценить успешность проведенных мероприятий по ликвида-
ции медицинских последствий аварии на Чернобыльской АЭС.
Проведен анализ ближайших и отдаленных последствий у по-
страдавших трех групп: непосредственные участники (свидете-
ли) аварии, участники ликвидации последствий аварии в 30-км
зоне, жители загрязненных территорий. Из 134 непосредствен-
ных участников аварии в период основных клинических прояв-
лений умерло 28 человек. Основные причины смерти – местные
лучевые поражения, инфекционные осложнения, геморрагиче-
ский синдром. Известно о смерти в отдаленном периоде после
острой лучевой болезни 26 больных. Из них 5 человек умерли
от различных онкогематологических заболеваний, что, несо-
мненно, является характерным стохастическим эффектом ра-
диации. Остальные причины смерти обычные, характерные
для населения России в соответствующих возрастных группах.
В последующем медицинское наблюдение за этой группой лиц
должно быть продолжено, особенно за теми, у кого обнаружены
изменения в критических для действия радиации органах: в щи-
товидной железе, коже и красном костном мозге. Важным для
этой группы пострадавших является пожизненное медицинское
наблюдение с онкологическим поиском.
Сравнение частоты смертей участников ликвидации по-
следствий аварии с равновозрастными группами мужчин,
проживающих в городах России, подтверждает отсутствие до-
полнительного риска смертельных исходов от основных нозо-
логических форм среди ликвидаторов. Значительно бόльшую по
сравнению с ожидаемой выявляемость некоторых заболеваний
следует связать с широким охватом и целенаправленностью об-
следования по критерию радиационного риска и применению
новых методов исследования.
Медицинское наблюдение за лицами, проживающими на
загрязненных в результате аварии на ЧАЭС территориях, не выя-
вило каких-либо отклонений в заболеваемости и смертности по
сравнению с необлучаемым населением России, кроме увеличе-
ния частоты рака щитовидной железы у больных, подвергшихся
радиационному воздействию в детском возрасте.
Thirty years is the time period allowing to estimate success of the
held events for elimination of medical consequences of the accident on
the Chernobyl Nuclear Power Plant. In the article the analysis of the
next and remote consequences at affected three groups is carried out:
direct participants (witnesses) of accident, clean-up workers in 30 km
zone, inhabitants of the contaminated territories. From 134 survivors
survivors in the period of the main clinical manifestations 28 people
have died. The main reasons for death was local radiation injuries,
infectious complications, a hemorrhagic syndrome. It is known of
26 patients deaths in the remote period after the acute radiation
syndrome. From them 5 people have died of various oncohematological
diseases that, undoubtedly, is stochastic effect of radiation. Other
causes of death were usual, typical for the population of Russia in the
relevant age groups. In the subsequent medical supervision over this
group of persons has to be continued, especially for those in whom
changes in critical bodies for radiation are found: in a thyroid gland,
skin and bone marrow. Lifelong medical supervision is important for
this group of victims.
Comparison of frequency of death of clean-up workers from the
accident with groups of the men living in the cities of Russia of the
same age confirms absence of additional risk of deaths from the main
nosological forms among liquidators.
Medical supervision over the persons living in the contaminated
territories hasn’t revealed any deviations in incidence and mortality
in comparison with not irradiated population of Russia, except the
increase in frequency of cancer of thyroid gland at the patients who
have undergone radiative effects at children’s age.
Ключевые слова: Чернобыльская АЭС, радиационная авария,
острая лучевая болезнь, участники ликвидации последствий ава-
рии, жители загрязненных территорий
Key words: Chernobyl NPP, radiation accident, acute radiation
syndrome, clean-up workers, inhabitants of the contaminated territories
31
критической оценки надежности принятых в ранние
сроки прогностических критериев.
Среди вопросов, требующих возвращения к преж-
ним представлениям и переоценке их с учетом нако-
пленного опыта, следующие:
1. Выделение основных групп лиц с различной сте-
пенью причастности к аварийной ситуации, с общими
для них уровнями доз, динамикой состояния здоровья
и показаниями для общего или специализированного
наблюдения.
2. Оценка не только непосредственных исходов
острых лучевых поражений у участников аварийной
ситуации, но и основных отдаленных последствий для
здоровья (местных лучевых поражений (МЛП) тяже-
лой степени, онкологических и нервно-психических),
а также степени социальной адаптации различных
контингентов.
3. Сопоставление первоначальных оценок и адек-
ватности избранных мер по минимизации послед-
ствий аварии для здоровья с сегодняшними представ-
лениями о них на основании оценок эффективности
примененных методов лечения.
4. Выделение наиболее адекватных критериев для
определения сроков, последовательности и характера
лечебно-профилактических мероприятий.
Надо учесть, что к моменту возникновения аварии
на ЧАЭС отсутствовал опыт ликвидации последствий
столь крупномасштабной аварии с вовлечением в нее
огромных территорий и контингентов. Ситуации в
Великобритании [1], Бразилии [2], на Южном Урале
[3], возникшие в связи с аварийными и нерегламент-
ными выбросами предприятий, не были столь значи-
тельными по численности вовлеченных в них лиц и
зонам загрязнения.
В основу оценки уровней облучения и прогноза
возможных последствий для здоровья в ранние сроки
были положены сведения о мощности доз гамма-из-
лучения на различных расстояниях от поврежденного
реактора, суммарной активности и структуре выброса
радиоактивных веществ.
Установлено, что на момент аварии 26 апреля
1986 г. на ЧАЭС находилось 176 человек дежурного и
эксплуатационного персонала, а также работники раз-
личных цехов и ремонтных служб. Кроме того, 250 по-
жарных было привлечено для тушения возникших
возгораний, среди них 69 человек непосредственно
участвовали в тушении.
В первые часы после аварии на ЧАЭС для выясне-
ния ее причин и ликвидации последствий была соз-
дана Правительственная комиссия, которая вечером
26 апреля 1986 г. прибыла в район аварии.
К исходу первых суток значительно возросла
мощность дозы гамма-излучения в поселке Припять:
от 14–60 мР/ч до 400–540 мР/ч. В связи этим было
принято решение о срочной эвакуации всего населе-
ния. Эвакуация примерно 50 тыс. человек была про-
ведена организованно за три часа 27 апреля 1986 г.
одновременно с применением у части из них йодной
профилактики [4].
Одним из острых вопросов явился вопрос о по-
казаниях к эвакуации населения Киева и запрете на
проведение первомайской демонстрации. Вопрос этот
мужественно и ответственно был решен академиком
Л.А. Ильиным. Прогнозируемая доза облучения насе-
ления Киева была в 20 раз ниже признанной безопас-
ной для населения в тот период (100 мЗв). Эвакуация
же многомиллионного города и порожденные ею по-
следствия для населения были бы многократно опас-
нее результатов принятого решения об отказе от эва-
куации и разрешений на демонстрацию.
В последующие десять суток (26 апреля 6 мая)
из 30-км зоны было эвакуировано сельское население
численностью около 50 тыс. человек суммарно. Из них
около 8 тыс. человек находились в наиболее неблаго-
приятных условиях. Сведения о фактических дозах
облучения приводятся в табл. 1.
Реальная средняя доза составляла у населения Бе
-
ло руссии 31 мЗв, Украины 17 мЗв, средняя доза
у населения Припяти по гамма-излучению не пре-
вы шала 13 мЗв, максимальные могли достигать
50 мЗв [6].
Последовательно формировались сначала общий
для бывшего СССР регистр участников аварии ЧАЭС,
а затем отдельные национальные регистры, включа-
ющие население Украины, Белоруссии и России.
Создавались также некоторые регистры, сформиро-
ванные по нозологическому принципу, иногда объеди-
Таблица 1
Сводка уточненных оценок доз для основных групп населения, подвергшихся облучению [5]
Группа населения Размер группы, тыс. чел
Средняя доза на щитовид-
ную железу, 1986 г., мГр
Средняя эффективная доза,
1986–2005 гг., мЗв
Ликвидаторы 530
c)
117
b)
Эвакуированные 115 490 31
a)
Жители Белоруссии, России и Украины 98000 16 1,3
a,d)
Жители отдаленных стран 500000 1,3 0,3
a,d)
Примечание:
а)
Оценки эффективной дозы представляют собой сумму вкладов внешнего и внутреннего облучения, за исключением дозы на щитовид-
ную железу
b)
Оценки эффективной дозы для ликвидаторов включают только дозу за счет внешнего облучения, полученную в основном с 1986 по конец 1990 г.
c)
Значения дозы на щитовидную железу имеются только для небольшого числа ликвидаторов и части населения
d)
Суммарная доза будет продолжать расти в течение всей жизни и может увеличиться, но не более чем на 25% от полученной в начальный срок
32
няющие данные ряда стран по лейкозу, раку щитовид-
ной железы, генетическим эффектам [5, 7].
Среди участников аварии на ЧАЭС и ликвидации
ее последствий выделяются различные группы, раз-
личающиеся по потребностям в медицинских меро-
приятиях и их характере.
Группа лиц, перенесших острую лучевую
болезнь (ОЛБ) и острые местные лучевые
поражения (МЛП)
Уже в первые сутки наряду с неотложными проти-
воаварийными мерами на месте была отобрана группа
непосредственных участников аварийной ситуации,
нуждающихся в специализированном обследовании
и лечении. Результаты первичного медицинского об-
следования определяли последовательность эвакуации
в лечебные учреждения. Для проведения лечебных ме-
роприятий были подготовлены клиника Института
биофизики (Москва) и лечебные учреждения Киева.
Общее число направленных в стационар лиц с подо-
зрением на развитие ОЛБ было около 350 человек.
Первые пациенты поступили в клинику Института
биофизики МЗ СССР (ИБФ МЗ СССР, ныне ФМБЦ
им. А.И. Бурназяна ФМБА России) в ночь с 27 на
28 апреля.
Из 129 лиц, направленных в клинику ИБФ, диа-
гноз ОЛБ был впоследствии подтвержден у 108. Из
общего числа обследованных в учреждениях Киева
диагноз ОЛБ верифицирован у 26 человек.
Распределение больных по степени тяжести ОЛБ
приведено в табл. 2.
Основными причинами смерти были МЛП, ин-
фекционные осложнения, геморрагический синдром.
Необходимо отметить, что кроме больных, приве-
денных в табл. 2, среди участников аварии умерло еще
двое. Причины их смерти были нерадиационные: один
погиб на рабочем месте в эпицентре аварии и один в
первые 12 часов в МСЧ-126 от термических ожогов.
Предшествующий большой опыт лечения лучевых
поражений в клинике ИБФ и предпринятые срочные
меры диагностики позволили в первые часы–дни:
1. Определить основные поражающие факторы
общее внешнее гамма-бета-облучение.
2. Выделить группу (37 больных) с возможным не-
благоприятным исходом, в т.ч. у 19 больных в связи с
необратимым поражением кроветворения и обширны-
ми МЛП тяжелой и крайне тяжелой степени.
3. Начать срочные терапевтические мероприятия,
опираясь на собственный и международный опыт, в
т.ч. подготовку и проведение трансплантации алло-
генного костного мозга (13 пациентов) и трансплан-
тации клеток печени человеческого эмбриона (6 че-
ловек) у пострадавших с необратимым поражением
кроветворения.
4. Последовательно уточнить уровень доз и про-
гноз, используя различные методы (цитогенетическое
исследование, количественная оценка динамики кле-
ток крови, биофизические измерения).
Накопленный прежде опыт лечения больных ОЛБ
позволил следовать принципу превентивного назначе-
ния ряда мероприятий на основе вероятности и ожи-
даемых сроков развития тех или иных синдромов, а
также возможности выживания больного.
Анализ результатов оказания медицинской помо-
щи пострадавшим в периоде формирования основ-
ных клинических проявлений ОЛБ позволил сделать
следующие важные выводы, которые в значительной
степени изменили тактику лечения больных ОЛБ и
из других аварийных ситуаций, а также позволили
увеличить их выживаемость. К ним относятся про-
демонстрированная эффективность использования
гранулоцитарно-макрофагального ростового факто-
ра для сокращения периода агранулоцитоза в периоде
разгара ОЛБ, а также высокая эффективность купиро-
вания кровоточивости при ОЛБ переливаниями кон-
центрированной тромбоцитарной массы, полученной
при сеансе цитофереза от одного донора. Кроме того,
опыт лечения пострадавших во время аварии на ЧАЭС
убедительно продемонстрировал, что тяжелая и край-
не тяжелая степень костномозговой формы ОЛБ (до-
зовый диапазон 4,0–10,0 Гр) не являются показанием
для проведения трансплантации костного мозга, т.к. у
этих больных возможно спонтанное восстановление
собственного кроветворения.
Необходимо отметить, что опыт оказания меди-
цинской помощи больным с лучевыми поражениями,
накопленный до 1986 г., и разработка критериев ме-
Таблица 2
Распределение в специализированном стационаре больных ОЛБ по степени тяжести
(без учета поражений кожи)
Степень тяжести ОЛБ Диапазон доз, Гр Число больных
Число летальных
исходов от ОЛБ
Сроки летальных исходов во время
развернутых клинических проявлений, сут
Легкая (I) 0,8–2,1 41
Средняя (II) 2,0–4,0 50 1* 96
Тяжелая (III) 4,2–6,3 22 7 48, 2–16, 2–21, 24, 10
Крайне тяжелая (IV) 6,3–16,0 21 20** 10, 14, 3–15, 2–18, 3–17, 16 20, 21, 24, 25, 29, 30
Всего больных ОЛБ 0,8–16,0 134 28
Примечания:
*
одна больная умерла на 96-й день в специализированном стационаре от кровоизлияния в мозг при восстановлении картины крови;
** – еще один больной IV степени тяжести умер в Киеве на 10-й день от комбинированных терморадиационных поражений
33
дицинской сортировки позволили четко провести со-
ртировку пострадавших в аварии на ЧАЭС. Все тяжело
пострадавшие в первые двое суток были доставлены в
специализированный стационар клинический отдел
ИБФ МЗ СССР.
Опыт оказания медицинской помощи пострадав-
шим в аварии на ЧАЭС в дальнейшем был обобщен в
виде дополнения «Острые эффекты облучения у по-
страдавших при аварии на Чернобыльской атомной
электростанции» к докладу НКДАР Генеральной ас-
самблее ООН 1988 г. [8]. Международное сообщество
высоко оценило усилия советских врачей:
«Информация, содержащаяся в приложении
I к разделу Н о пострадавших при аварии в
Чернобыле является исчерпывающей и ценной.
Природа наблюдающихся повреждений не была
неожиданной, однако достигнутая степень точ-
ности в анализе времени их проявления, их мас-
штабов и степени длительности значительно рас-
ширяет наше понимание биологических эффектов
высоких доз облучения человека. Накопленный в
этом отношении опыт будет содействовать повы-
шению готовности к смягчению последствий лю-
бой подобной аварии в будущем… Комитет считает,
что он в долгу перед всеми авторами приложения I
за их готовность поделиться своим опытом и же-
лает особо отметить их профессиональное мастер-
ство и человеческое сострадание, проявленные в
связи со столь трагическими обстоятельствами.»
Авторами приложения I были А.К. Гуськова, А.В. Ба-
рабанова, А.Е. Баранов, Г.П. Груздев, Е.К. Пяткин,
Н.М Надежина, Н.А. Метляева, Г.Д. Селидовкин,
А.А. Моисеев, И.А. Гусев, Е.М. Дорофеева, И.Е. Зыкова.
Последующее ежегодное обследование в условиях
стационара позволило установить, что у пострадавших
в аварии на ЧАЭС в отдаленные сроки основным ин-
валидизирующим фактором являлись последствия
тяжелых МЛП, требовавшие повторных хирургиче-
ских вмешательств по поводу поздних лучевых язв,
развивающихся на фоне прогрессирования лучево-
го фиброза, остеопороза, контрактур. С появлением
большой группы пострадавших на ЧАЭС радикально
изменился вид хирургических вмешательств при ле-
чении последствий МЛП. В практику было внедрено
применение полнослойных аутолоскутов с осевым
кровоснабжением, которые дают более стабильный
эффект заживления лучевых язв, обеспечивают луч-
ший функциональный и косметический эффект.
Проблема инвалидизации больных, перенесших
ОЛБ, по поводу потери зрения из-за лучевой ката-
ракты, в настоящее время также решена. При значи-
тельном снижении остроты зрения у пациентов прово-
дится операция замены хрусталика на искусственный
с полным восстановлением зрения в постоперацион-
ном периоде. Однако надо отметить, что клинической
особенностью течения лучевой катаракты у больных,
подвергшихся гамма-бета-облучению во время аварии
на ЧАЭС, является ее частая стабилизация (отсутствие
прогрессирования).
В отдаленном периоде, по имеющимся у нас дан-
ным, к настоящему времени от различных причин
умерло 26 участников аварийной ситуации на ЧАЭС,
перенесших ОЛБ различной степени тяжести. Средний
возраст умерших составил около 58 лет. Причины
смерти: сердечно-сосудистые заболевания – 11 чело-
век; лейкозы и миелодиспластический синдром 5;
сόлидные опухоли 2; заболевания печени 3; тубер-
кулез – 2; травмы – 2; гангрена легкого – 1 человек.
Среди причин смерти обращает на себя внимание
увеличение доли онкогематологических заболеваний
(5 из 26), что является результатом общепризнанного
лейкозогенного эффекта радиации.
Группа больных, перенесших ОЛБ в связи с ава-
рией на ЧАЭС, несколько отличается по структуре
госпитальной заболеваемости и причинам смерти в
отдаленные сроки от участников других радиацион-
ных аварий. При ретроспективном рассмотрении воз-
никает вопрос о возможности недостаточного учета
сопутствующих облучению токсических воздействий
(горение пластиков, задымление). Это касается, в
частности, и своеобразия отдаленных последствий у
пострадавших при аварии на ЧАЭС.
Тщательное наблюдение за группой лиц, пере-
несших ОЛБ, должно быть продолжено пожизненно.
Помимо обычных для всего населения заболеваний,
особое внимание должно быть уделено критическим
для облучения системам: красному костному мозгу,
коже, щитовидной железе. Следует предусмотреть
поиск маркеров онкологических заболеваний крити-
ческих органов, с максимально полным современным
исследованием их функции и структуры.
Большое внимание должно быть уделено психоло-
гической поддержке и социальной адаптации лиц, пе-
ренесших ОЛБ, и их детей. Наблюдения показывают,
что при соответствующей трудовой мотивации круг
доступных для них работ с исключением возможности
облучения и, иногда, с некоторыми ограничениями по
режиму труда достаточно велик. Представляет интерес
оценка состояния здоровья потомков, родившихся у
лиц после облучения и перенесенной ОЛБ.
Ликвидаторы последствий аварии,
не имевшие проявлений лучевой болезни
В 1986–1987 гг. 226242 человека из числа граж-
данских лиц и военнослужащих было привлечено к
работам по ликвидации последствий аварии в 30-км
зоне вокруг ЧАЭС. Средняя эффективная доза у них
составляла порядка 62 мЗв.
Оценки индивидуальных доз внешнего облуче-
ния у лиц, работавших в 30-км зоне, представлены в
табл. 3 [9].
Кроме того, с 1986 по 1990 гг. в ликвидации послед-
ствий аварии на ЧАЭС участвовало более 100 тыс. во-
еннослужащих. Они выполняли самые опасные виды
работ (дезактивация крыши третьего энергоблока, по-
мещений и территории ЧАЭС, работы по сбросу грузов
34
с вертолетов в разрушенный реактор) и подвергались
радиационному воздействию достаточно высокого
уровня. Общее количество ликвидаторов составило
около 600 тыс. человек [7].
Планируемое повышенное облучение за период
работы в аварийной зоне, по согласованию Минздрава
СССР с Министерством обороны СССР, ограничива-
лось дозой 25 сЗв. В последующем она было снижена
до 5–15 сЗв в зависимости от вида работ, а с 1988 г.
для всех, кроме случаев специального согласования,
не должна была превышать 5 сЗв.
Суммарные дозы облучения за период работы от
нескольких дней до месяцев у подавляющего боль-
шинства составили 6–8 сЗв, что заведомо меньше
25 сЗв. Лишь в единичных случаях доза облучения
при некоторых специальных работах могла превышать
25 сЗв, максимально достигая 80 сЗв. Содержание ра-
диоактивных веществ в организме у этих участников
ликвидации последствий аварии на ЧАЭС также было
существенно ниже пороговых величин для развития
каких-либо клинических проявлений лучевых пора-
жений за счет инкорпорации радионуклидов.
Сравнение частоты смерти участников ликвидации
последствий аварии с равновозрастными группами
мужчин, проживающих в городах России, подтверж-
дает отсутствие дополнительного риска смертельных
исходов от основных нозологических форм среди лик-
видаторов. Как указывается в докладе Л.А. Ильина [6]
к моменту двадцатилетия аварии ЧАЭС состояние здо-
ровья ликвидаторов практически не отличалось или
даже было несколько лучше, чем населения России
соответствующего возраста и пола.
Однако среди участников ликвидации послед-
ствий аварии на ЧАЭС очень высок процент нетрудо-
способных лиц. Максимальное число положительных
решений относилось к 1990-м гг., когда существовав-
шие критерии позволяли в большинстве обращений
устанавливать ту или иную степень нетрудоспособ-
ности, что противоречит огромному опыту клинико-
эпидемиологических исследований в атомной отрас-
ли. Значительно бόльшую по сравнению с ожидаемой
выявляемость некоторых заболеваний следует связать
с широким охватом и целенаправленностью обследо-
вания по критерию радиационного риска.
Вместе с тем совокупность некоторых факторов,
сопутствующих проведению противоаварийных работ,
может иметь определенное значение для состояния
нервно-психического здоровья. Немалое значение
имеет социально-психологическая напряженность,
связанная с поиском льгот. Для снятия социально-
психической напряженности очень важна объектив-
ная строго количественная информация и адекватное
ее восприятие лицами, которым она адресована.
Анализ наблюдений за этой группой участников
аварий должен быть продолжен в плане общей дис-
пансеризации для получения адекватных сравнитель-
ных данных о частоте различных наиболее значимых
болезней и причинах смерти. В настоящее время ос-
новными причинами смертности населения России,
по данным Росстата (www.zdorovieinfo.ru), являются:
в 55 % сердечно-сосудистые заболевания, в 15 %
онкологические заболевания, в 8,7 % несчастные
случаи, отравления, травмы и в 21,3 % – заболевания
других органов. В ранние сроки после аварии среди
участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС
обращало на себя внимание увеличение смертности
от неестественных причин. Необходимо подчеркнуть
обязательность в случае наступления смерти пато-
логоанатомического исследования, уточняющего не
только причину смерти, но и наличие заболеваний,
которыми страдал умерший при жизни.
Максимально полно должны быть предприняты
попытки биоиндикации дозы, особенно в случае уча-
стия пациента в противоаварийных работах в ранний
период после аварии. Это тем более важно, что в самом
неблагоприятном по облучению периоде сведения об
индивидуальной дозе облучения были наименее пол-
ными и точными.
Выборочные исследования должны быть адресова-
ны только определенным научным целям, а избранные
для такого наблюдения группы должны быть репре-
зентативны основному контингенту ликвидаторов или
населения. Выборочная концентрация у исследовате-
лей данных отдельных групп, отличающихся по ряду
признаков, не может быть экстраполирована на весь
контингент ликвидаторов в целом. Информация о ра-
диационном воздействии не может быть во всех слу-
чаях отождествлена с психологическим стрессом для
каждого человека, подвергающегося ему.
Жители загрязненных территорий
Особую сложность представляют характеристики
состояния здоровья населения одиннадцати регионов
страны с наиболее очевидным уровнем загрязнения и с
несвоевременными мероприятиями по минимизации
последствий аварии.
Избранная в качестве предельно допустимой доза
1 мЗв в год (70 мЗв за жизнь), с нашей точки зрения,
абсолютно не аргументирована. Она представляет со-
бою лишь небольшую часть дозы от природного фона.
Прирост смертности от рака в таких случаях в связи
с внешним облучением оценивается по беспороговой
концепции как 0,05 % от спонтанного уровня и не бо-
Таблица 3
Оценки эффективных доз внешнего облучения,
полученных ликвидаторами в 30-км зоне
в 1986–1987 гг. [9]
Группа ликвидаторов
Число
работников
Средняя
доза, мЗв
1986 1987 1986 1987
Персонал АЭС 2358 4498 87 15
Строители «Укрытия» 21500 5376 82 25
Вспомогательный персонал 31021 32518 6,5 27
Военнослужащие 61762 63751 110 63
35
лее 1 % в наихудшем предположении о дополнитель-
ном облучении от внутренних источников в ранний
поставарийный период. Выявление отличий, достига-
ющих статистической значимости, при таком уровне
доз практически нереально.
Компенсирующие льготные мероприятия должны
определяться не принадлежностью к когорте участни-
ков ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, а соци-
ально-экономическими показаниями для населения и
региона в целом.
Особо следует выделить и продолжить наблюде-
ния и исследования у лиц, находившихся в «йодный»
период аварии в раннем детском или подростковом
возрасте. Это относится и к четырем тысячам лиц, у
которых уже был выявлен рак щитовидной железы [9].
Лечебно-диагностические мероприятия у этой груп-
пы лиц исходят из предположения об определенной
значимости радиационного фактора (поступление с
пищей изотопов йода, особенно при наличии исход-
ного йодного дефицита). Из числа заболевших раком
щитовидной железы за истекший период умерло 15 че-
ловек, в т.ч. 9 от основного заболевания и 6 от
других общих причин [9].
Риск дополнительных летальных исходов, в наи-
худшем предположении для всего контингента (по-
рядка 600 тыс. лиц из наиболее неблагоприятных по
условиям облучения регионов), в прогнозе не превы-
шает 0,7 % [9]. Определить эту величину как реальную
практически невозможно.
Попытки определения дополнительной заболева-
емости лейкозами затруднены чрезвычайной редко-
стью этого заболевания, когда расхождения в 1–2 слу-
чая существенно изменяют частоту по сравнению со
спонтанной. Обнаружение этих различий и оценка
их статистической достоверности требуют постанов-
ки высококвалифицированных эпидемиологических
исследований для страны в целом.
Заключение
Оценка возможных последствий аварии для здо-
ровья и рациональной системы противоаварийных
мер и целенаправленного наблюдения приводятся в
обобщающем докладе НКДАР за 2008 г. [5]. Следует
согласиться с мнениями экспертов, что нет больших
оснований для серьезных тревог о состоянии здоро-
вья в будущем всех контингентов, кроме перенесших
острые лучевые поражения.
Обоснованно высоко должны быть оценены до-
зиметрические сведения, прогноз последствий и си-
стема мероприятий, предпринятые в нашей стране
непосредственно после аварии. Они были адекватны
объему доступной в тот момент информации и даже
содержали в себе определенный резерв безопасности.
Иногда они были скорее чрезмерными и недостаточно
строго аргументированными по срокам и объему.
Должно быть продолжено наблюдение в первую
очередь за группой лиц, перенесших ОЛБ и обнару-
живающих изменения в критических органах: в щи-
товидной железе, коже и системе гемопоэза. Важным
для этой группы пострадавших является пожизненное
медицинское наблюдение с поиском возможных он-
кологических поражений.
Накопление и обобщение данных по группе лиц с
острым и хроническим облучением, длительно и тща-
тельно прослеженных, по-видимому, приблизит нас к
определению диапазона пороговых уровней облуче-
ния, при которых могут быть выявлены статистически
значимые сдвиги, вклад радиации в которых может
занять определенное место. Однако во всех случаях
эти эффекты являются полиэтиологическими, вклад
малых уровней радиации в указанных эффектах су-
щественно менее значим, чем других общеизвестных
факторов риска.
Работа над этой статьей была начата профессо-
ром А.К. Гуськовой. Однако уход из жизни не позво-
лил ей завершить эту работу. Ученики и сотрудники
А.К. Гуськовой Н.М. Надежина, В.И. Краснюк и
И.А. Галстян подготовили настоящую публикацию
к тридцатилетию аварии на ЧАЭС.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Самойлов О.Б., Усынин Г.Б., Бахметьев А.М. Без-
опасность ядерных энергетических установок. М.:
Энергоатомиздат. 1989. 280 с.
2. Radiological Accident in Goiania. IAEA. 1988. 152 pp.
3. Аклеев А.В. Хронический лучевой синдром у жите-
лей прибрежных сел реки Теча.– Челябинск. 2012.
C. 48–55.
4. Российский национальный доклад «25 лет Черно-
быльской аварии. Итоги и перспективы преодоле-
ния ее последствий в России 1986–2011». Под ред.
С.К. Шойгу, Л.А. Большова.– М. 2011. 160 с.
5. Последствия облучения в результате Чернобыльской
аварии для здоровья человека.– НКДАР ООН. 2008.
265 с.
6. Ильин Л.А. Проблемы радиационной защиты насе-
ления на ранней и промежуточной фазах Чернобыль-
ской аварии // В сб.: «К 20-летию аварии на Черно-
быльской АЭС». – М.: Комтехпринт. 2006. С.1–11.
7. Иванов В.К., Цыб А.Ф., Иванов С.И. Ликвидаторы
Чернобыльской катастрофы: радиационно-эпидеми-
ологический анализ медицинских последствий. М.
1999. 310 с.
8. Гуськова А.К., Барабанова А.В., Баранов А.Е. и соавт.
Острые эффекты облучения у пострадавших при ава-
рии на Чернобыльской атомной электростанции //
В кн.: «Источники, эффекты и опасность ионизиру-
ющей радиации. Доклад НКДАР ООН Генеральной
Ассамблее за 1988 г. с приложениями». М.: Мир.
1993. Т. 2. С. 655–689.
9. Абалкина И.Л., Марченко Т.А., Панченко С.В. Чер-
нобыльская радиация в вопросах и ответах М. 2006.
40 с.
Поступила: 25.02.2016
Принята к публикации: 22.03.2016